Это важно

В связи с полной загрузкой, запись на консультацию и на занятия возможна не ранее октября.

Дорогие родители! В связи с полной загрузкой

Если ребёнок не говорит. Часть 2.

Итак, дорогие друзья, теперь рассмотрим несколько реальных историй. Первая история о четырёхлетней девочке по имени Милена, которая совсем не произносила согласные звуки, то есть её слова состояли только из гласных, при этом интонационную выразительность слова она передавала абсолютно точно. Интеллект девочки в норме. Девочка понимала речь, выполняла словесные инструкции и прекрасно владела различными видами деятельности: рисовала, вырезала ножницами, помогала маме вешать белье и накрывать на стол, навыки самообслуживания прекрасно сформированы, Миленочка с удовольствием играла с другими детьми на площадке и ходила в детский сад. Диагноз — задержка речевого развития, с трёх лет занимаются — ничего не помогает. В чём же дело и где подводные камни? А в том, что она не делает то, что считает нужным сама, то что хочет сама, она выполняет только то, что говорит ей мама, она выполняет послушно и точно. Понаблюдав за ней на детской площадке, я увидела, что мама ходит за ней по пятам: на горку на ручках подняла, на лесенку поставила, на качеле покачала. Только после разрешения мамы Миленочка идет в то или иное место на, и без того ограниченной, детской площадке, ни шага без разрешения девочка не ступала. Ребенок в жестких рамках — это факт, бросающийся в глаза всем окружающим, но не маме. Уверенности и самостоятельности взяться неоткуда. Эта патологическая зависимость от мамы вызывала и другое психосоматическое расстройство — регулярный ларингит, мамина гиперопека действовала удушающе. В результате психологической работы с мамой и дочкой, направленной на формирование уверенности в себе и устранения страхов, девочка начала разговаривать, ларингиты больше не возникали и мама тоже стала лучше себя чувствовать. Вторая история. Даниил 5 лет. Мама мальчика на консультации уверяла, что у ребёнка аутизм, поэтому он не говорит. Но в результате психолого-педагогической диагностики я пришла к выводу, что у ребёнка есть задержка психо-физического развития в следствии патологической гиперопеки. Мама делает за него все и даже прыгает за него, дай ей волю и дышать за него будет, не понимая одного, что этим лишает его собственных действий, а значит и собственной жизни. Но, к сожалению, никто и ничто не мог её переубедить в том , что нет у ребенка аутизма, а даже если бы он и был, то электричеством это все-равно не лечиться. У этой истории нехорошее продолжение, так как мама в панике просто металась от специалиста к специалисту, в перерывах издеваясь над психикой ребенка нагружая ее лекарствами, электричеством, магнитами и другими приспособлениями, которые только существуют. Ребенку становилось хуже и хуже. Прошло 5 лет с тех пор как они были у меня первый раз, пришли снова, ребёнок молчит или орёт, не улыбается и не реагирует на речь. А каким еще ему быть, если мать не даёт ему жить, если мать сама нервная и не может собраться с мыслями, думает, что она права, вот только понять никак не может почему же у нее ничего не получается и винит весь мир теперь, никому не доверяет и мучается от этого. А ведь всего лишь нужно было взять на себя ответственность и спокойно заниматься с ребенком. И хочу третью историю рассказать на эту тему. Итак, Боря 4 года. Боря пришел ко мне впервые в 3 года. На тот момент не было никакой речи и понимания речи тоже не было, абсолютно полевое поведение (ребёнок носится по комнате хватая и кидая всё что лежит, не останавливая свой взор практически никогда и ни на что). Поведение Бори, конечно, практически не отличалось от поведения ребёнка с аутизмом, поэтому все специалисты ставили этот диагноз. Я объяснила мамочке о необходимости проведения сенсорной интеграции и что, этап этот пропустить нельзя иначе дальнейшее развитие будет искажено. Мамочка со мной не согласилась и решила, что это ерунда, что надо поделать что-то «серьезнее», я конечно виню себя, что наверное плохо объяснила, грешу тем, что иногда бываю категорична с родителями и отказываюсь с ними работать, если они не правильно понимают проблему. Так вот, Боря ушел и вернулся через пол года, когда уже ему исполнилось 4 года. Психика Бори стала более уязвимой на фоне лечения, а развитие стояло на месте. Два месяца мы потратили на формирование сенсорной сферы ребёнка, в результате чего, мы увидели формирование адекватного поведения, формирование внимания и зрительного и слухового и перешли к работе по пониманию речи, после чего стали работать по формированию устной речи и вот здесь возникли опять сложности, он вроде повторял, но самостоятельности не было и лишь психологические занятия по устранению страхов и формированию уверенности в себе дали колоссальные результаты, ребёнок начал говорить. На всю эту работу ушел примерно один год. Так вот, эти три истории, казалось бы, разные и дети разные и семьи разные, но объединяла детей одна проблема - отсутствие уверенности в себе, и эту неуверенность они зеркалили, от родителей, а родители её продолжали подпитывать. Поэтому, обращаюсь ко всем родителям, помогите детям, в первую очередь, стать уверенными и решительными, хватит потакать капризам и ограждать от всего мира, дайте ребёнку раскрыться, перестаньте его ограничивать, от этого, как снежный ком, нарастают другие проблемы и Вы стараетесь решать следствие, а не причину и ничего не получается или как-то очень сложно и долго, тяжело и неэффективно, потому что остаётся причина, которая мешает ребёнку и страдает ребёнок и страдают родители. Н.В.Голицына
У4ЕНИК 2016-2019 КРАСНОДАР (Любое использование материалов сайта допускается не иначе как с письменного разрешения — У4ЕНИК.РУ)